VK
ОК
FB

 

Вышестоящие организации

Департамент культуры города Москвы

107031,Москва,ул. Неглинная, д. 8/10, тел.:(495)621-98-64
 
image

ГКУК города Москвы "Московский городской библиотечный центр"

115093,Москва,ул. Б. Серпуховская, д. 44, тел.:(495)959-81-94
 
image

Правительство Москвы

125032, Москва, ул. Тверская, д. 13, тел.:(495)633-51-90
  • Награждение победителей городского конкурса «Москва: экологические страницы»

    Награждение победителей городского конкурса «Москва: экологические страницы»

    Награждение победителей городского конкурса «Москва: экологические страницы» 24 апреля 2017 г. в 14.00 в Московской городской Думе состоялась торжественная церемония награждения победителей городского конкурса «Москва: экологические страницы», который проводился с 1 декабря 2016 г. по 15 февраля 2017 г. Read More
  • Образ Москвы в художественной литературе

    Образ Москвы в художественной литературе

    "В начале 50х годов XX века в Москве, словно в одночасье, выросла семерка гигантских зданий, или, как в народе их окрестили, «высотки». Read More
  • Москва всегда была источником вдохновения писателей и поэтов

    Москва всегда была источником вдохновения писателей и поэтов

    История Москвы, её традиции и быт, ее жители навсегда прославлены на страницах многих произведений художественной литературы, не только классической, но и современной, в произведениях писателей самых разных направлений. Read More
  • Символы государства

    Символы государства

    Символ любого государства выражает суверенитет страны, единство народа. Он не только выступает предметом национальной гордости, но и обладает практическим значением. Read More
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Портал персональные данные.дети

pers deti

Активный гражданин

Культура Москвы

cmr banner 1000x266

Фотогалерея

  • 1
  • 12
  • 2
  • 3
  • 13
  • 17
  • 1
  • untitled
  • IMG 6542
  • IMG 6501
  • 1
  • 12
  • 2
  • 3
  • 13
  • 17
  • 1
  • untitled
  • IMG 6542
  • IMG 6501

Москва всегда была источником вдохновения писателей и поэтов

Москва всегда была источником вдохновения писателей и поэтов. Её история, её традиции и быт, ее жители навсегда прославлены на страницах многих произведений художественной литературы, не только классической, но и современной, в произведениях писателей самых разных направлений.
Москва - родина А.С.Пушкина, А.С.Грибоедова, И.А.Крылова, А.Н.Островского, М.Ю.Лермонтова, А.И.Герцена, Ф.М.Достоевского.
В Москве жили и работали Л.Н.Толстой, А.П.Чехов, А.М.Горький, А.И.Куприн, И.А.Бунин, В.Я.Брюсов, В.В.Маяковский, С.А.Есенин.
Рекомендуем диски с записями романов, повестей, рассказов, действие в которых разворачивается в Москве.
В данном списке представлены далеко не все произведения, которые есть в фонде отдела "Медиатека".
Слушайте и наслаждайтесь!

01ББК: 84(2)6, авторский знак: Б43
Автор: Белый
Москва : художественная лит-ра / Исполняет М.Росляков
Публикация: М. : МедиаКнига, 2010 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Русский писатель, поэт и философ, Андрей Белый был одним из ведущих деятелей отечественного символизма "второй волны", разработчиком нового эстетического мировоззрения. Историческую эпопею "Москва", которую составили книги "Московский чудак", "Москва под ударом" и "Маски", Андрей Белый написал в противовес своему нашумевшему роману о Петербурге.
В этом произведении он сталкивает в Москве две эпохи – старую дореволюционную и новую послеоктябрьскую.
На диске представлены две книги романа: "Московский чудак" (диск 1) и "Москва под ударом" (диск 2)
 
02ББК: 84(2)6, авторский знак: Б90
Автор: Михаил Булгаков
Записки на манжетах / М.А.Булгаков ; Читает В.Яковлев
Публикация: СПб. : Вира-М, 2012 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 2 час. 21 мин.
Книга "Записки на манжетах" состоит из двух частей. Первая часть о жизни писателя во Владикавказе. Вторая часть описывает приключения героя в Москве. "Записки на манжетах" наполнены юмором, мистикой, совершенно неожиданными поворотами сюжета.
 
03ББК: 84(2)6, авторский знак: Б90
Автор: М.А. Булгаков
Мастер и Маргарита: [с сокращениями] : художественная лит-ра / М.А.Булгаков ; Читает В.Смехов
Публикация: М. : Союз, 2003 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA) : 7 час. 9 мин.
 
Тонкий, многогранный и загадочный роман М.А. Булгакова читает для вас В. Смехов - артист Московского театра на Таганке. Исполнитель одной из самых сложных ролей в одноименном спектакле Ю.Любимова, создатель театрального образа Воланда делится своим прочтением романа.

Отрывок из романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"
«На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. Они не были видны снизу, с улицы, так как их закрывала от ненужных взоров балюстрада с гипсовыми вазами и гипсовыми цветами. Но им город был виден почти до самых краев».
 
04ББК: 84(2)6, авторский знак: Б90
Автор: М.А. Булгаков
Собачье сердце. Повести и рассказы : сборник / Читает В.Самойлов
Публикация: М. : Ардис, 2006 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Москва краснокаменная. Рассказы и фельетоны : сборник / Читает В.Самойлов
 
Три сатирические повести, представленные в аудиокниге, обращены к одной и той же реальности – Москве 1920-х годов. Рассказывая о полярных силах того времени, автор как бы развёртывает человеческую антропологию, задаётся вопросом – что есть человек? – и предлагает на него свой ответ.
Повести: - Собачье сердце – Роковые яйца – Дьяволиада
Рассказы: - Похождения Чичикова - № 13. – Дом Эльпит-Рабкоммуна – Ханский огонь.

05ББК: 84(2)6 , авторский знак: Б90
Автор: Булгаков, М.А.
Публикация: М. : Ардис, 2009 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)Серии: ХХ век Русская проза

ББК: 84(2)6, авторский знак: Б91
Не всем поклонникам таланта писателя известно, что Булгаков, так великолепно и метко описавший Москву в романе "Мастер и Маргарита" и других своих произведениях, не был коренным москвичом. Но город, в который он приехал в конце сентября 1921 года, и где прожил без малого два десятилетия – до последнего своего часа, Михаил Афанасьевич любил всем сердцем.
Содержание:
- Торговый ренессанс - Москва краснокаменная -Столица в блокноте - В школе городка III Интернационала - 1-я детская коммуна - Сорок сороков - Под стеклянным небом – Московские сцены – Бенефис лорда Керзона – Шансон д`этэ – День нашей жизни – Золотистый город – Часы жизни и смерти – Воспоминание – Москва 20-х годов.
 
06Автор: И.А. Бунин
Рассказы : сборник / И.А.Бунин ; Читает В.Максимов
Публикация: М. : Аудиокнига, 2010 Физическая характеристика: 1 электрон. Опт. Диск (CD-DA) : 5 час. 30 мин.
На этом диске вы найдете рассказы "Человек из Сан-Франциско", "Тёмные аллеи", "Антоновские яблоки", "Легкое дыхание", "Чистый понедельник", "Лапти", "Танька", "Цифры", "Солнечный удар", "Сверчок", "Чаша жизни".
Из рассказа И.А. Бунина "Чистый понедельник"
«Странная любовь!» — думал я и, пока закипала вода, стоял, смотрел в окна. В комнате пахло цветами, и она соединялась для меня с их запахом; за одним окном низко лежала вдали огромная картина заречной снежно-сизой Москвы; в другое, левее, была видна часть Кремля, напротив, как-то не в меру близко, белела слишком новая громада Христа Спасителя, в золотом куполе которого синеватыми пятнами отражались галки, вечно вившиеся вокруг него… «Странный город! — говорил я себе, думая об Охотном ряде, об Иверской, о Василии Блаженном. — Василий Блаженный — и Спас-на-Бору, итальянские соборы — и что-то киргизское в остриях башен на кремлевских стенах…»

07ББК: 84(2)6, авторский знак: Б91
Автор: И.А. Бунин
Тёмные аллеи : избранная проза / И.А.Бунин ; Читает С.Ярмолинец
Публикация: М. : МедиаКнига, 2010 Физическая характеристика: 1 электрон. Опт. Диск (CD-ROM) : 8 час. 8 мин.
Содержание: - Антоновские яблоки", Последнее свидание – Грамматика любви – Господин из Сан-Франциско – Лёгкое дыхание – Сны Чанга- Тёмные аллеи – Натали – Чистый понедельник - Митина Любовь – Часовня

Отрывок из рассказа И.А. Бунина "Митина любовь"
"Сделав все то последнее, что нужно было сделать в номерах, уложив свои вещи в кривую извозчичью пролетку при помощи коридорного, он наконец неловко уселся возле них, тронулся и тотчас же почувствовал то особое, что охватывает при отъезде, — кончен (и навсегда) известный срок жизни! — и вместе с тем внезапную легкость, надежду на начало чего-то нового. Он несколько успокоился и бодрее, как бы новыми глазами стал глядеть вокруг. Конец, прощай Москва и все, что пережито в ней! Накрапывало, хмурилось, в переулках было пусто, булыжник был темен и блестел, как железный, дома стояли невеселые, грязные. Извозчик вез с мучительной неспешностью и то и дело заставлял Митю отворачиваться и стараться не дышать. Проехали Кремль, потом Покровку и опять свернули в переулки, где в садах хрипло орала к дождю и к вечеру ворона, а все же была весна, весенний запах воздуха. Но вот наконец доехали, и Митя бегом кинулся за носильщиком по людному вокзалу, на перрон, потом на третий путь, где уже был готов длинный и тяжелый курский поезд. И из всей огромной и безобразной толпы, осаждавшей поезд, из-за всех носильщиков, с грохотом и предупреждающими покрикиваниями кативших тележки с вещами, он мгновенно выделил, увидал то, что, «красой своей сияя», одиноко стояло вдали и казалось совершенно особым существом не только во всей этой толпе, но и во всем мире. Уже пробил первый звонок, — на этот раз опоздал он, а не Катя. Она трогательно приехала раньше его, она его ждала и кинулась к нему опять с заботливостью жены или невесты".
 
08ББК: 84(2)1, авторский знак: Г47
Автор: В.А. Гиляровский
Москва и москвичи : очерки, эссе / Читает В.Самойлов
Публикация: М. : Ардис, 2004 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
В.А. Гиляровский был самым известным и признанным знатоком Москвы: писатель блестяще знал историю города и его современность, архитектуру и географию, высший свет и московское «дно» – Хитровку, приют нищих, босяков и отщепенцев.
Отрывок из книги В.А. Гиляровского "Москва и Москвичи". "Театральная площадь"
"Грохот трамваев. Вся расцвеченная, площадь то движется вперед, то вдруг останавливается, и тысячи людских голов поднимают кверху глаза: над Москвой мчатся стаи самолетов — то гусиным треугольником, то меняя построение, как стеклышки в калейдоскопе.
Рядом со мной, у входа в Малый театр, сидит единственный в Москве бронзовый домовладелец, в том же самом заячьем халатике, в котором он писал «Волки и овцы». На стене у входа я читаю афишу этой пьесы и переношусь в далекое прошлое…"
 
09ББК: 84(2)1, авторский знак: Г82
Автор: А.С. Грибоедов
Горе от ума : драма / Читает И.Прудовский
Публикация: М. : Ардис, 2006 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Комедия А.С. Грибоедова "Горе от ума" была завершена в 1824 году. Замысел комедии складывался после Отечественной войны в период оживления общественной жизни, ознаменовавшего собой смену одного мировоззрения другим. И появление в это время "Горя от ума" вызвало широкий резонанс в обществе, особенно в кругах дворянской интеллигенции. Комедия оказалась передовой для своего времени, отвечающей духу эпохи. Интерес к ней был необычайно велик.
Судьбу комедии "Горе от ума" предрек Пушкин: "половина [стихов] должна войти в пословицу". Его пророчество сбылось.
В комедии изображена подлинная картина московских нравов, жизни московского дворянства.

Отрывок из комедии А.С. Грибоедова "Горе от ума". Действие второе. Явление пятое.
Скалозуб
Нет-с, ста́рее меня по корпусу найдутся,
Я с восемьсот девятого служу;
Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы;
Об них как истинный философ я сужу;
Мне только бы досталось в генералы.
Фамусов
И славно судите, дай Бог здоровье вам
И генеральский чин; а там
Зачем откладывать бы дальше,
Речь завести об генеральше?
Скалозуб
Жениться? Я ничуть не прочь.
Фамусов
Что ж? у кого сестра, племянница есть, дочь;
В Москве ведь нет невестам перевода;
Чего? плодятся год от года;
А батюшка, признайтесь, что едва
Где сыщется столица, как Москва.
Скалозуб
Дистанции огромного размера.

10ББК: 84(2)1, авторский знак: З-14
Автор: М.Н. Загоскин
Москва и москвичи / М.Н.Загоскин ; Читает Г.Самойлова
Публикация: СПб. : Вира-М, 2005 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 3 час.
Замечательный русский романист XVIII века рассказывает о современной ему Москве. Наблюдения его точны и особенно интересны сейчас, во времена интенсивного развития города.
Отрывок из книги М.Н. Загоскина "Москва и москвичи".  "Взгляд на Москву".
"Мы въехали в Кремль; вышли из коляски, обошли кругом все соборы, поглядели на Ивана Великого, подивились Царь-колоколу, который, по воле ныне царствующего императора, явился наконец на свет божий, взглянули на огромную пушку и молча прошли мимо тех самых пушек, которые некогда громили всю Европу, а теперь лежат себе преспокойно на деревянных подмостках и не обижают никого. Не знаю, догадался ли мой француз, что эти пушки ему сродни, только он что-то очень на них косился; однако ж не спросил меня, почему они, сердечные, выставлены напоказ целому миру и лежат без всякого приюта. Когда мы пересмотрели все: Арсенал, Сенат, терема, Николаевский дворец, монастыри Чудов и Вознесенский, Грановитую и Оружейную Палаты, то подошли к самой закраине кремлевской горы. Дюверние взглянул и обомлел от восторга. Я не буду описывать этот неизъяснимо пленительный вид с кремлевской горы на все Замоскворечье. Кто из москвичей не бывал в Кремле? А кто вовсе не знаком с Москвою, тот, право, может в нее приехать для того только, чтоб полюбоваться хоть раз в жизни этою очаровательною панорамою…Когда мы сели в коляску, и я приказал кучеру ехать Троицкими воротами на Моховую, Дюверние объявил мне, что он без ума от нашего Кремля.
Мы отправились по Моховой к Охотному ряду. Я показал моему товарищу крытую площадь, которую мы называем Манежем, наш великолепный университет, Благородное собрание, в котором зал едва ли не один из лучших по всей Европе, и Большой театр, в котором парижская опера может поместиться, как в самом просторном футляре, потому что наш московский театр целым аршином шире знаменитого Сен-Карла. Потом мы выехали на Никольскую площадь и повернули Кузнецким мостом на Тверскую. Мимоездом Дюверние любовался также нашими водометами, которые, украшая площади кругом Кремля, поят всю Москву такой чистой и здоровой водой. Когда, проехав всю Тверскую до Страстного монастыря, мы повернули по бульвару к Никитским воротам, Дюверние удостоверился самой очевидностью, что в Москве гораздо более огромных барских домов, чем он думал, и что во многих и весьма обширных ее частях не только нет хижины, но даже ни одного деревянного дома. А когда мы проехали всю Поварскую, то он согласился со мною, что наши оштукатуренные или просто выкрашенные деревянные дома, построенные по всем правилам изящной архитектуры, несравненно красивее этих шестиэтажных полукирпичных и полудеревянных изб, которыми наполнена вся Германия.
Я приехал с моим гостем домой, совершенно довольный нашей прогулкой; но настоящее и полное торжество ожидало меня за обедом, за которым Дюверние объявил мне торжественно, что русская янтарная уха, из свежих стерлядей и жирных налимов, вкуснее всех возможных супов, даже и французских, а Москва прекраснее, живописнее и разнообразнее всех известных ему городов, разумеется исключая Парижа, с которым, несмотря на его грязные улицы, ничто в мире сравниться не может".

11ББК: 84(2)1, авторский знак: К21
Автор: Карамзин Н.М.
Бедная Лиза : сборник / Читает Т.Телегина
Публикация: М. : Ардис, 2004 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Представляемая аудиокнига включает исторические сочинения и повесть «Бедная Лиза» (1792), положившую начало русскому сентиментализму.

Отрывок из повести Н.М. Карамзина "Бедная Лиза"

"Может быть, никто из живущих в Москве не знает так хорошо окрестностей города сего, как я, потому что никто чаще моего не бывает в поле, никто более моего не бродит пешком, без плана, без цели — куда глаза глядят — по лугам и рощам, по холмам и равнинам. Всякое лето нахожу новые приятные места или в старых новые красоты. Но всего приятнее для меня то место, на котором возвышаются мрачные, готические башни Си...нова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется глазам в образе величественного амфитеатра: великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце, когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся! Внизу расстилаются тучные, густо-зеленые цветущие луга, а за ними, по желтым пескам, течет светлая река, волнуемая легкими веслами рыбачьих лодок или шумящая под рулем грузных стругов, которые плывут от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом. На другой стороне реки видна дубовая роща, подле которой пасутся многочисленные стада; там молодые пастухи, сидя под тению дерев, поют простые, унылые песни и сокращают тем летние дни, столь для них единообразные. Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы. На левой же стороне видны обширные, хлебом покрытые поля, лесочки, три или четыре деревеньки и вдали село Коломенское с высоким дворцом своим".

12ББК: 63.3(2-2М), авторский знак: К59
Автор: Кокорев
Очерки о Москве : очерки, эссе / Читает И.Прудовский
Публикация: М. : Ардис, 2009 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Иван Тимофеевич Кокорев (1826-1853) – русский прозаик середины XIXвека, автор повестей и очерков о Москве. С юности писатель собирался "ратовать" в литературе за "родимую белокаменную. Обладая острой наблюдательностью, изучив быт московских улиц и сделавшись превосходным знатоком Москвы, Кокорев стал подлинным бытописателем первопрестольной столицы.
Отрывок из произведения И.Т. Кокорева "Очерки о Москве". "Кухарка"
"Вот кухня -- что-то вроде комнаты, более или менее закопченной, так что иногда трудно решить, из какого материала построена она {Понятно, что здесь идет речь о кухне в самом обыкновенном, простом значении этого слова. Другое дело -- кухня поварская, с плитами, вертелами и разными затеями, управляемая метрдотелем -- кухонным головою (chef de cuisine), и которую приличнее бы назвать стряпательною палатою.}. В кухне печь, простая русская, сложенная из кирпичей, не хитро, но удачно приноровленная к своему назначению, -- печь с печкою, иногда даже с полатями. Далее глазам представляются две-три полки, на которых стройно расставлена разная кухонная посуда; потом следуют: самовар, блистающий на почетном месте; стол почтенных лет, но всегда вымытый на загляденье, и около него скамья, вероятно для противоположности, более или менее серого цвета; рукомойник, семья ухватов и кое-какой домашний скарб довершают принадлежности кухни. Тут и постель кухарки, и имущество ее, заключающееся в небольшом сундуке; тут красуется и двухвершковое зеркальце, обклеенное бумагою, и рядом с ними налеплена какая-нибудь "греческая героиня Бобелина", или картинка с помадной банки; тут и лук растет на окне, а иногда судьба занесет и герань; здесь и чайник с отбитым рыльцем, окруженный двумя-тремя чашками, в соседстве с какою-то зеленою стеклянною посудой, выглядывает с полки; здесь и жирный Васька посиживает на окне, греясь против солнышка или созерцательно рассматривая ближайшую природу, особенно стаи ворон, которых привлекает что-то лежащее на дворе, как раз против окна.
Вот и сама обитательница этого приютного уголка. Что она делает? -- "Стряпает, разумеется". Да, стряпает; но это слово не выражает всего круга ее многообразной деятельности, хотя он и ограничивается небольшим пространством -- от кухни до погреба или до кладовой, из лавочки на рынок, или с рынка в лавочку; хотя центр его все-таки, ни больше, ни меньше, как кухня. Но ведь на кухарке лежит весь порядок дома; она незаметный, но крепкий столб, поддерживающий его благосостояние. Она виновата, зачем вздорожала говядина, а сливки оказались кислыми, зачем лавочник дал мало угольев или обчел на одну копейку; с нее спрашивается, почему горшок прожил не два века, или как смела шаловливая кошка сделать неосторожный прыжок и разбить фаянсовую тарелку; ее требуют к ответу, отчего суп пересолен, а жаркое недошло; на нее гневаются, что печь изводит много дров, а в комнатах сыро и холодно; ей выговаривают, величая "деревенщиною глупой", зачем она сказала правду, когда приказано было объявлять всем посетителям, что господ нет дома, а она в простоте сердца на вопрос одного гостя: "Дома ли барин?" -- радушно отвечала: "Пожалуйте-с, у себя, трубку изволят курить".
Вот ранним утром спешно идет она на рынок с кульком под мышкой, с кувшином в руке. "Тетенька, умница, пожалуйте сюда!" -- кричат ей лавочники, разносчики, молочники, а иной плут так еще и шапку снимет. Но она не поддается на учтивые приветствия, не верит божбам и правому слову продавцов, а торгуется донельзя, рассчитывая и выгадывая всякую копейку. Как внимательно рассматривает она доброту припасов, как заботливо считает по пальцам сдачу; скольких иногда убеждений стоит ей склонить несговорчивого продавца на уступку; сколько возов обойдет она, покупая, например, картофель, и то прицениваясь, то прислушиваясь к купле других, пока, наконец, решит свой выбор. А тут еще зелени разной требуется, корицы, перцу, кофею, сосисок; барин велел взять четвертку жукова табаку: "У нас, говорит, в лавочке семь копеек лишних берут"; барыня наказывала забежать в аптеку за гофманскими каплями; а яблоки-то к пирожному совсем было из ума вон. Легко ли упомнить все -- и грошовую, и рублевую покупку, легко ли, потому что у кухарки нет ни реестров, ни записок: одна голова обязана отвечать и за неграмотность и за непонятливость. Неудивительно, стало быть, что, возвращаясь с рынка, она не раз пересмотрит сдачу или зайдет к знакомому лавочнику, с просьбою проверить итог ее расходов.
Вот она дома, отдала отчет, принимается за стряпню. Приказали борщ сварить и жаркое изготовить, а говядины всего пять фунтов на четверых. Как ее делить? Надо, чтоб все вышло хорошо -- и борщ вкусен, и жаркое сочно, и чтоб всего было довольно, а то неравно навернется лишний человек, недостанет чего -- тебя же обвинят; расчесть, скажут, ничего не умеешь. И в глубокой думе, изощряя свою опытность, мерекает она, на сколько частей резать небольшой кусок говядины, чтоб сделать оба кушанья в плепорцию. А тут Васька, мяуча и мурлыкая, ластится около ног, просит обычной своей подачки. Нельзя не дать и Ваське: брошен ему добрый кусок; съел, просит еще. На и еще. Не сыт Васька, не отходит от стола, а говядины убавилось чуть ли не на осьмушку фунта. Не дать жаль -- кот-то славный такой, а дать... "Ну вот тебе еще кусок, кстати жила попалась, да уж больше и не проси!" Опять -- мяу! мяу! "Ах, ты, обжора этакая!" И любимец получает справедливый толчок, после которого отправляется философствовать на окно".
 
13ББК: 84(2)6, авторский знак: К92
Автор: А.И. Куприн
Кадеты (На переломе) : художественная лит-ра / Читает О.Исаев
Публикация: М. : Библиофоника, 2007 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
В повести А.И.Куприна "Кадеты (На переломе)" занимательно и живо представлена жизнь мальчика в кадетском училище: его занятия и развлечения, удачи и провалы, друзья и враги, его переживания и раздумья. Многие моменты в повести автобиографичны.

14ББК: 84(2)6, авторский знак: К92
Автор: А.И. Куприн
Юнкера : художественная лит-ра / Читает О.Исаев
Публикация: М. : Библиофоника, 2007 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Отрывок из повести А.И. Куприна "Юнкера"
"За несколько лет до Александрова "цукание" собиралось было прочно привиться и в Москве, в белом доме на Знаменке, когда туда по какой-то темной причине был переведен из Николаевского кавалерийского училища светлейший князь Дагестанский, привезший с собою из Петербурга, вместе с распущенной развинченностью, а также с модным томным грассированием, и глупую моду "цукать" младших товарищей. Может быть, его громкий титул, может быть, его богатство и личное обаяние, а вероятнее всего, стадная подражательность, так свойственная юношеству, были причинами того, что обычаем "цукания" заразилась сначала первая рота - рота его величества, - в которую попал князь, а потом постепенно эту дурную игру переняли и другие три роты.
Однако это вредное самоуправство оказалось недолговечным. Преобладающим большинством в училище были коренные москвичи, вышедшие из четырех кадетских корпусов. Москва же в те далекие времена оставалась воистину "порфироносною вдовою", которая не только не склонялась перед новой петербургской столицей, но величественно презирала ее с высоты своих сорока сороков, своего несметного богатства и своей славной древней истории. Была она горда, знатна, самолюбива, широка, независима и всегда оппозиционна. Порою казалось, что она считает себя совсем отдельным великим княжеством, с князем-хозяином Владимиром Долгоруким во главе. Бюрократический Петербург, с его сухостью, узостью и европейской мелочностью, не существовал для нее. И петербургской аристократии она не признавала. "В Питере - все выскочки. Самым старым родам не более трехсот лет, а ордена и высокие титулы там даются за низкопоклонство и угодливость". А Москва? "Что за тузы в Москве живут и умирают! Какие славные вековые боярские столбовые роды обитают в ней на Пречистенке, на Поварской, на Новинском бульваре и на Никитских..." И самый воздух в первопрестольной был совсем иной, чем петербургский: куда крепче, ядренее, легче, хмельнее и свободнее. Петербургские штучки, словца и шуточки вяло прививались в Москве и скоро отмирали. Таким же путем прекратилось в Александровском училище и пресловутое немецкое "цуканье". Не место ему было в свободолюбивой Москве. Угнетенные навязанной мелкой тиранией господ обер-офицеров, юнкера, однако, не жаловались ни высшему начальству, ни своим родителям: и то и другое было бы изменой внутреннему духу и укладу училища. Переворот произошел как-то случайно, сам собою, в один из тех июльских горячих дней, когда подходила к самому концу тяжелая, изнурительная лагерная служба".
 
15ББК: 84(2)1, авторский знак: Л49
Автор: М.Ю. Лермонтов
Поэмы : сборник / Исполняют: Г.Бортников, М.Ульянов
Публикация: М. : Бизнессофт, 2008 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-ROM)
Москва занимает особое место в жизни М.Ю. Лермонтова. В одном из писем он писал: "Москва моя родина и такою будет для меня всегда: там я родился, там много страдал и там же был слишком счастлив!" В Москве поэт создал более ста стихотворений, несколько поэм, три драмы, множество акварелей и рисунков.
Из поэмы М.Ю. Лермонтова "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова". Третья часть
 
 
 Над Москвой великой, златоглавою,
Над стеной кремлёвской белокаменной
Из-за дальних лесов, из-за синих гор,
По тесовым кровелькам играючи,
Тучки серые разгоняючи,
Заря алая подымается;
Разметала кудри золотистые,
Умывается снегами рассыпчатыми,
Как красавица, глядя в зеркальце,
В небо чистое смотрит, улыбается.
Уж зачем ты, алая заря, просыпалася?
На какой ты радости разыгралася?
Как сходилися, собиралися
Удалые бойцы московские
На Москву-реку, на кулачный бой,
Разгуляться для праздника, потешиться.
 
16ББК: 84(2)1, авторский знак: О77
Автор: А.Н. Островский
Похождения Бальзаминова: Радиоспектакль : инсценировки / Исполнители: Н.Сазонова, В.Гвоздицкий и др.
Публикация: М. : Элитайл, 2007 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Удивительное свойство настоящей литературы – ее вечная свежесть и вечная актуальность.
Пьеса привлекает нас не только как живописная картина старокупеческой Москвы, но и как блестящий образец яркого и искрометного, "фирменного комизма" Островского.
 
17
В произведениях Островского Москва - не только "сердце России", но и город, в котором представлены все сословия тогдашнего общества, где живут дворяне, купцы, чиновники, мещане, простой люд.
20
19
18 Из 47 оригинальных пьес Островского 29 целиком посвящены Москве. В его пьесах — вся география старой Москвы с ее улочками и садами, купеческими дворами и древними монастырями, торговыми рядами и памятными историческими местами. Его пьесы — подлинная энциклопедия русской жизни второй половины XIX века.
.
 
 
 

Отдельное место Москва занимала в жизни А. С. Пушкина. "Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось» -восторженно писал о Москве Пушкин. С Москвой у А.С. Пушкина связаны важнейшие события его жизни, встречи с друзьями, в Москве Пушкин читал своим друзьям "Бориса Годунова", здесь рождались и осуществлялись многие его творческие замыслы.
21ББК: 84(2)1, авторский знак: П91
Автор: А.С. Пушкин
Борис Годунов: Аудиоспектакль : Трагедия / Исполнители: Д.Назаров, Л.Дуров, Л.Толкалина и др.
Публикация: М. : 1С-Паблишинг, 2009 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Бессмертная историческая трагедия А.С. Пушкина, в центре которой яркая и противоречивая фигура царя Бориса Годунова, повествует о судьбе русского государства и его народа в один из сложнейших периодов нашей истории – в эпоху Смутного времени, наполненную внутренними интригами и нашествиями извне, жестокую и драматическую.
Содержание:
1. Из набросков предисловия к трагедии «Борис Годунов».
2. КРЕМЛЕВСКИЕ ПАЛАТЫ (1598 года, 20 февраля) Князья Шуйский и Воротынский.
3. КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ. Народ.
4. ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ. НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ. Народ.
5. КРЕМЛЕВСКИЕ ПАЛАТЫ. Борис, патриарх, бояре.
6. НОЧЬ. КЕЛЬЯ В ЧУДОВОМ МОНАСТЫРЕ (1603 года) Отец Пимен, Григорий спящий.
7. ОГРАДА МОНАСТЫРСКАЯ. Григорий и злой чернец.
8. ПАЛАТЫ ПАТРИАРХА. Патриарх, игумен Чудова монастыря.
9. ЦАРСКИЕ ПАЛАТЫ. Два стольника. Царь.
10. КОРЧМА НА ЛИТОВСКОЙ ГРАНИЦЕ. Мисаил и Варлаам, бродяги-чернецы; Григорий Отрепьев, мирянином; хозяйка.
11. МОСКВА. ДОМ ШУЙСКОГО. Шуйский, множество гостей. Ужин.
12. ЦАРСКИЕ ПАЛАТЫ. Царевич, чертит географическую карту. Царевна, мамка царевны.
13. КРАКОВ. ДОМ ВИШНЕВЕЦКОГО. Самозванец и pater Черниковский.
14. ЗАМОК ВОЕВОДЫ МНИШКА В САМБОРЕ. Уборная Марины. Марина, Рузя убирает ее; служанки.
15. ЗАМОК ВОЕВОДЫ МНИШКА В САМБОРЕ. Ряд освещенных комнат. Музыка. Вишневецкий, Мнишек.
16. НОЧЬ. САД. ФОНТАН.
17. ГРАНИЦА ЛИТОВСКАЯ (1604 года, 16 октября) Князь Курбский и Самозванец, оба верхами. Полки приближаются к границе.
18. ЦАРСКАЯ ДУМА. Царь, патриарх и бояре.
19. РАВНИНА БЛИЗ НОВГОРОДА-СЕВЕРСКОГО (1604 года, 21 декабря) Битва.
20. ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД СОБОРОМ В МОСКВЕ. Народ.
21. СЕВСК. Самозванец, окруженный своими.
22. ЛЕС. Лжедимитрий, Пушкин. В отдалении лежит конь издыхающий.
23. МОСКВА. ЦАРСКИЕ ПАЛАТЫ. Борис, Басманов.
24. СТАВКА. Басманов вводит Пушкина.
25. ЛОБНОЕ МЕСТО. Пушкин идет, окруженный народом.
26. КРЕМЛЬ. ДОМ БОРИСОВ. СТРАЖА У КРЫЛЬЦА. Феодор под окном.

22ББК: 84(2)1, авторский знак: П-91
Автор: А.С. Пушкин
Повести покойного Ивана Петровича Белкина. Пиковая дама : сборник / А.С.Пушкин ; Читает Р.Клейнер
Публикация: М. : Деоника, 2007 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) : 4 час. 52 мин.
На диске представлены аудиоверсии "Повестей Белкина" и повести "Пиковая дама" А.С. Пушкина. Повести Ивана Петровича Белкина увидели свет в 1831 году в виде отдельной книги под общим названием "Повести покойного Ивана Ппетровича Белкина", включавшей в себя пять произведений: "Выстрел", "Метель", "Гробовщик" , "Станционный смотритель", "Барышны-крестьянка"
Иван Петрович Белкин — персонаж, вымышленный Пушкиным. Это молодой помещик, занимавшийся на досуге сочинительством и умерший в 1828 году.
Отрывок из повести А.С. Пушкина "Гробовщик"
Последние пожитки гробовщика Адрияна Прохорова были взвалены на похоронные дроги, и тощая пара в четвертый раз потащилась с Басманной на Никитскую, куда гробовщик переселялся всем своим домом. Заперев лавку, прибил он к воротам объявление о том, что дом продается и отдается в наймы, и пешком отправился на новоселье…".

23К: 84(2)1, авторский знак: П-91
Автор: А.С. Пушкин
Евгений Онегин : аудиоспектакль / А.С.Пушкин ; Исполнители: В.Гафт, К.Хабенский, О.Будина и др.
Публикация: М. : 1С-Паблишинг, 2009 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) : 3 час. 42 мин.
Слушателям предлагается не обычное озвучивание романа, а великолепная театральная постановка с замечательной игрой популярных актеров. Истинные традиции российского драмтеатра представляют Константин Хабенский в роли Евгения Онегина и Ольга Будина в роли Татьяны Лариной. А голос автора принадлежит непревзойденному Валентину Гафту, покорившему многочисленную аудиторию своим бархатистым и глубоким тембром.
«Онегин» есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии, и можно указать слишком на немногие творения, в которых личность поэта отразилась бы с такою полнотою, светло и ясно, как отразилась в «Онегине» личность Пушкина. Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его; здесь его чувства, понятия, идеалы. Оценить такое произведение, значит – оценить самого поэта во всем объеме его творческой деятельности. Не говоря уже об эстетическом достоинстве «Онегина», эта поэма имеет для нас, русских, огромное историческое и общественное значение».

В. Г. Белинский
Отрывок из романа А.С. Пушкина "Евгений Онегин". Глава 7

XXXVI
 
Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
 
XXXVII
 
Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.

XXXVIII
 
Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют: вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.
 
XXXIX. ХL
 
В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.
 
24ББК: 63.3(2-2М), авторский знак: П94
Автор: М.И. Пыляев
Старая Москва : историческая лит-ра / Читает Д.Некрасов
Публикация: М. : Элитайл, 2007 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
Отрывок из книги М. И. Пыляева "Старая Москва". Глава I
"Москва при императрице Екатерине II жила еще верная преданиям седой старины. По рассказам современников, в ней можно было найти много такого, до чего еще не коснулась эпоха преобразований Петра Великого.
Старина в Москве сохранялась не только в общественном быту, но и во внешнем устройстве города.
Москва при Екатерине II представляла несколько сплошных городов и деревень. Сама государыня, когда говорила про Москву, то называла ее «сосредоточием нескольких миров».
Имя города Москве давали только каменные стены Кремля, Китая и Белого города. Настоящий же город строился не по плану заморского зодчего, а по прихоти каждого домохозяина; хотя Бантыш-Каменский в биографии князя В. Голицына и говорит, что в угоду этому боярину было построено в Москве до 3 000 каменных домов, но вряд ли это было на самом деле. Улицы были неправильные, где чересчур узкие, где не в меру уже широкие, множество переулков, закоулков и тупиков часто преграждались строениями.
Дома разделяли иногда целые пустоши, иногда и целые улицы представляли не что иное, как одни плетни или заборы, изредка прерываемые высокими воротами, под двускатной кровлей которых виднелись медные восьмиконечные кресты, да и о жизни на дворах давали знать лаем одни псы в подворотнях.
Дома богатых людей ютились на широких дворах в кущах вековых дерев; здесь царствовало полное загородное приволье: луга, пруды, ключи, огороды, плодовые сады.
К богатым барским усадьбам прилегала большая часть густо скученных простых деревенских изб, крытых лубком, тесом и соломой. На улицах существовала почти везде невылазная грязь и стояли болота и лужи, в которых купалась и плескалась пернатая домашняя птица.
Большая часть улиц не была в те времена вымощена камнем, а, по старому обычаю, мощена была фашинником или бревнами. Такие улицы еще существовали в Москве до пожара 1812 года. Грязь с московских улиц шла на удобрение царских садов, и ежегодно это удобрение туда свозилось по нескольку сот возов1. Насколько непроходимы были улицы Москвы от грязи, видно из того, что иногда откладывались в Кремле крестные ходы.
Мостить улицы камнем стали в Москве с 1692 года, когда Петр Великий издал указ, по которому повинность мостить камнем московские улицы разложена была на все государство2. Сбор дикого камня распределен по всей земле: с дворцовых, архиерейских, монастырских и со всех вотчин служилого сословия, по числу крестьянских дворов, с десяти дворов – один камень мерою в аршин, с другого десятка – в четверть, с третьего – два камня по полуаршину, наконец, с четвертого десятка – мелкого камня, чтобы не было меньше гусиного яйца, мерою квадратный аршин. С гостей и вообще торговых людей эта повинность была разложена по их промыслам. Все же крестьяне, в извозе или так приезжавшие в Москву, должны были в городских воротах представлять по три камня ручных, но чтоб меньше гусиного яйца не было".

Л.Н. Толстой часто бывал в Москве и жил здесь подолгу. "Отношение Толстого к Москве менялось в течение всей жизни, от восторженного в детстве до критического в старости. Тем не менее, с нашим городом связана большая часть его творчества. В его романах и повестях Москва – непременное место действия ("Война и мир", "Анна Каренина", "Казаки"). Над другими произведениями Толстой здесь работал ("Воскресение", "Живой труп", "Хаджи-Мурат"). А трилогия "Детство", "Отрочество", "Юность" отразила многие эпизоды московской жизни Льва Николаевича.
В романе-эпопее "Война и мир" Толстой буквально увековечил Москву, многие здания которой фигурируют в повествовании. Так, не раз идет ресь в романе о "большом, всей Москве известном доме графини Ростовой на Поварской" (современный дом № 52). Уцелел и дом старого князя Болконского на Воздвиженке (№9), и даже гостиница Обера в Глинищевском переулке, куда старуха Ахросимова повезла одевать дочерей графа Ростова (№ 6). Живо и здание Английского клуба на Страстном бульваре у Петровских ворот (№15). Сюжетные линии романа развиваются в Кремле, на Арбате, в Сокольниках, на Подновинском (ныне Новинский бульвар), на Моросейке и Лубянке, на Поклонной горе и Воробьевых горах.
Еще более ярко Лев Николаевич рисует картину московской жизни торовй половины XIX в. В романе "Анна Каренина". Герои романа встречаются в Английском клубе на Тверской, в ресторане "Эрмитаж", в Зоологическом саду, на московских площадях, бульварах и улицах".
А.Васькин "Московские адреса Льва Толстого"

25ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Анна Каренина: Ч.1-4 : роман / Читает В.Герасимов
Публикация: М. : Ардис, 2003-2006 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Л.Н. Толстой «Анна Каренина» (1877) - бессмертное произведение Льва Толстого о человеческих страстях, одна из величайших историй любви в мировой литературе. В романе - судьбы разных женщин, таких разных, непохожих - Анны, Долли, Кити,- но единых в одном - страстном желании любить и быть любимой.
Так действительно ли «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»?

26ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Война и мир: Т.1 : художественная лит-ра / Читает Е.Терновский
Публикация: М. : Ардис, 2006 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Прием в салоне у Анны Павловны Шерер и именины Наташи Ростовой, Шенграбенское сражение и смотр под Браунау, женитьба Пьера Безухова, князь Андрей на поле Аустерлица.

27ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Война и мир: Т.2 : художественная лит-ра / Читает Е.Терновский
Публикация: М. : Ардис, 2006 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Отпуск Николая Ростова и дуэль Долохова с Пьером Безуховым, лунная ночь в Отрадном и встреча Андрея Болконского со старым дубом, первый бал Наташи Ростовой и история ее любви в Анатолием Курагиным.
Отрывок из романа Л.Н. Толстого  "Война и мир".  Том 2. Часть пятая.
"Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно было ему то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, — после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женою, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер, почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву. В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал — проехал по городу — эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, увидал эту площадь Кремлевскую с незаезженным снегом, этих извозчиков, эти лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и московский Английский клуб, — он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате. Московское общество, все, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, приняло Пьера. Для московского света Пьер был самым милым, добрым, умным, веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех".

28ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Война и мир: Т.3 : художественная лит-ра / Читает Е.Терновский
Публикация: М. : Ардис, 2003-2007 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Отечественная война 1812 года: Бородинское сражение глазами Пьера Безухова, размышления графа Толстого об истории, портреты Кутузова и Наполеона, вступление французов в Москву, отъезд Ростовых, встреча Наташи и раненого князя Андрея в Мытищах.

 
29ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Война и мир: Т.4 : художественная лит-ра / Читает Е.Терновский
Публикация: М. : Ардис, 2006 Физическая характеристика: 2o=эл. опт. диск (CD-DA)
Пьер Безухов в плену у французов и его встреча с Платоном Каратаевым, гибель Пети Ростова, любовь Николая и княжны Марьи;
Эпилог: судьба героев спустя семь лет после 1812 года, взгляды графа Толстого на движущие силы истории.
 

30ББК: 84(2)1, авторский знак: Т53
Автор: Л.Н. Толстой
Детство : художественная лит-ра / Читает С.Ярмолинец
Публикация: М. : МедиаКнига, 2002 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-DA)
"Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений".
Л.Н. Толстой. Глава XV. Детство.

Отрывок из повести Л.Н. Толстого "Юность"(третьей части трилогии Л.Н. Толстого "Детство. Отрочество. Юность") Глава VII. "Поездка в монастырь".
"Я несколько раз просыпался ночью, боясь проспать утро, и в шестом часу уж был на ногах. В окнах едва брезжилось. Я надел свое платье и сапоги, которые, скомканные и не чищенные, лежали у постели, потому что Николай еще не успел убрать, и, не молясь Богу, не умываясь, вышел в первый раз в жизни один на улицу. На противоположной стороне, из-за зеленой крыши большого дома, краснелась туманная, студеная заря. Довольно сильный утренний весенний мороз сковал грязь и ручьи, колол под ногами и щипал мне лицо и руки. В нашем переулке не было еще ни одного извозчика, на которых я рассчитывал, чтобы скорее съездить и вернуться. Только тянулись какие-то возы по Арбату, и два рабочие каменщика, разговаривая, прошли по тротуару. Пройдя шагов тысячу, стали попадаться люди и женщины, шедшие с корзинками на рынок; бочки, едущие за водой; на перекресток вышел пирожник; открылась одна калашная, и у Арбатских ворот попался извозчик, старичок, спавший, покачиваясь, на своих калиберных, облезлых, голубоватеньких и заплатанных дрожках. Он спросонков, должно быть, запросил с меня всего двугривенный до монастыря и назад, но потом вдруг опомнился и, только что я хотел садиться, захлестал свою лошаденку концами вожжей и совсем было уехал от меня. «Кормить лошадь надо! нельзя, барин», — бормотал он. Насилу я уговорил его остановиться, предложив ему два двугривенных. Он остановил лошадь, внимательно осмотрел меня и сказал: «Садись, барин». Признаюсь, я боялся несколько, что он завезет меня в глухой переулок и ограбит. Ухватив его за воротник изорванного армячишка, причем его сморщенная шея над сильно сгорбленной спиной как-то жалобно обнажилась, я влез верхом на волнообразное голубенькое колыхающееся сиденье, и мы затряслись вниз по Воздвиженке. Дорогой я успел заметить, что спинка дрожек была обита кусочком зеленоватенькой материи, из которой был и армяк извозчика; это обстоятельство почему-то успокоило меня, и я уже не боялся, что извозчик завезет меня в глухой переулок и ограбит…."

 
31ББК: 84(2)1 , авторский знак: Т87
Автор: Тургенев, И.С.
После смерти (Клара Милич) : русская фантастическая повесть / И.С.Тургенев ; Читает А.Кузнецов
Публикация: М. : Концерн группа Союз, 2003 Физическая характеристика: 2 электрон. опт. диск (CD-DA)Серии: Книга вслух
Отрывок из повести И. С. Тургенева "После смерти (Клара Милич)"
"Весной 1878 года проживал в Москве, в небольшом деревянном домике на Шаболовке, молодой человек, лет двадцати W пяти, по имени Яков Аратов. С ним проживала его тетка, старая девица, лет пятидесяти с лишком, сестра его отца, Платонвда Ивановна. Она заведовала его хозяйством и вела его расходы, на что Аратов совершенно не был способен. Других родных у него не было. Несколько лет тому назад отец его, небогатый дворянчик Т... и губернии, переехал в Москву вместе с ним и Платонидой Ивановной, которую, впрочем, всегда звал Платошей; и племянник так же ее звал. Покинув деревню, в которой они все до тех пор постоянно жили, старик Аратов поселился в столице с целью поместить сына в университет, к которому сам его подготовил; купил за бесценок домик с одной из отдаленных улиц и устроился в нем со всеми своими книгами и "препаратами". А книг и препаратов у него было много - ибо человек он был не лишенный учености... "чудак преестественный", по словам соседей."
Если начинать рассказ о родословной писателя, то стоит отметить, что предки И.С. Тургенева и по отцу и по матери были коренными москвичами. Война 1812 года и, случившийся в те дни в Москве пожар, унесший многочисленные постройки, вынудили многих представителей дворянской знати поселиться в губернских имениях, среди них оказались и родители И.С. Тургенева.
 
32ББК: 84(2)1, авторский знак: Т87
Автор: И.С. Тургенев
Муму : художественная лит-ра / Читает Д.Савин
Публикация: М. : Бизнессофт, 2008 Физическая характеристика: 1o=эл. опт. диск (CD-ROM)

В Москве Тургенев обычно останавливался в доме матери на Остоженке. Одноэтажный дом с шестью колоннами и фронтоном, с антресолями со стороны двора, позади дома был сад. В этом доме на Остоженке и разворачивались события знаменитого рассказа "Му-му".


Отрывок из рассказа И.С. Тургенева "Му-му"
"В одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, жила некогда барыня, вдова, окруженная многочисленною дворней. Сыновья ее служили в Петербурге, дочери вышли замуж; она выезжала редко и уединенно доживала последние годы своей скупой и скучающей старости. День ее, нерадостный и ненастный, давно прошел; но и вечер ее был чернее ночи.
Из числа всей ее челяди самым замечательным лицом был дворник Герасим, мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырем и глухонемой от рожденья. Барыня взяла его из деревни, где он жил один, в небольшой избушке, отдельно от братьев, и считался едва ли не самым исправным тягловым мужиком.[1] Одаренный необычайной силой, он работал за четверых — дело спорилось в его руках, и весело было смотреть на него, когда он либо пахал и, налегая огромными ладонями на соху, казалось, один, без помощи лошаденки, взрезывал упругую грудь земли, либо о Петров день так сокрушительно действовал косой, что хоть бы молодой березовый лесок смахивать с корней долой, либо проворно и безостановочно молотил трехаршинным цепом, и как рычаг опускались и поднимались продолговатые и твердые мышцы его плечей. Постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомной работе. Славный он был мужик, и не будь его несчастье, всякая девка охотно пошла бы за него замуж… Но вот Герасима привезли в Москву, купили ему сапоги, сшили кафтан на лето, на зиму тулуп, дали ему в руки метлу и лопату и определили его дворником…"
 
33ББК: 84(2)1, авторский знак: Т87
Автор: И.С. Тургенев
Первая любовь : повесть / И.С.Тургенев ; Читает М.Пинскер
Публикация: М. : Издательский Дом СОЮЗ, 2006 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 3 час. 8 мин.
В Москве произошло еще одно событие, которое на долгие годы осталось в памяти Тургенева – к нему пришло первое романтическое чувство. Спустя много лет в повести "Первая любовь", которая вышла в свет в 1860 году, Тургенев уже с позиций взрослого человека описал минувшие события.
Из повести И.С. Тургенева "Первая любовь", глава XXI
"Отец мой каждый день выезжал верхом; у него была славная рыже-чалая английская лошадь, с длинной тонкой шеей и длинными ногами, неутомимая и злая. Ее звали Электрик. Кроме отца, на ней никто ездить не мог. Однажды он пришел ко мне в добром расположении духа, чего с ним давно не бывало; он собирался выехать и уже надел шпоры. Я стал просить его взять меня с собою.
-- Давай лучше играть в чехарду, -- отвечал мне отец, -- а то ты на своем клепере за мной не поспеешь.
-- Поспею; я тоже шпоры надену.
-- Ну, пожалуй.
Мы отправились. У меня был вороненький, косматый конек, крепкий на ноги и довольно резвый; правда, ему приходилось скакать во все лопатки, когда Электрик шел полной рысью, но я все-таки не отставал. Я не видывал всадника, подобного отцу; он сидел так красиво и небрежно-ловко, что, казалось, сама лошадь под ним это чувствовала и щеголяла им. Мы проехали по всем бульварам, побывали на Девичьем поле, перепрыгнули через несколько заборов (сперва я боялся прыгать, но отец презирал робких людей, -- и я перестал бояться), переехали дважды чрез Москву-реку -- и я уже думал, что мы возвращаемся домой, тем более что сам отец заметил, что лошадь моя устала, как вдруг он повернул от меня в сторону от Крымского броду и поскакал вдоль берега".

34ББК: 84(2)1 , авторский знак: Ч-56
Автор: Чехов, А.П.
Дочь Альбиона и другие юмористические рассказы : сборник / А.П.Чехов ; Читает В.Самойлов
Публикация: М. : Ардис, 2011 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 4 час. 43 мин.
Серии: ХIХ век Русская проза
Юмористические рассказы А.П. Чехова – забавные истории и комические сценки, пародии и иронические стилизации.
Содержание: - Из дневника помощника бухгалтера- Злой мальчик- Дочь Альбиона
- В почтовом отделении- Из дневника одной девицы- В Москве на Трубной площади и другие.

Отрывок из рассказа А.П. Чехова "В Москве на Трубной площади"

"Небольшая площадь близ Рождественского монастыря, которую называют Трубной, или просто Трубой; по воскресеньям на ней бывает торг. Копошатся, как раки в решете, сотни тулупов, бекеш, меховых картузов, цилиндров. Слышно разноголосое пение птиц, напоминающее весну. Если светит солнце и на небе нет облаков, то пение и запах сена чувствуются сильнее, и это воспоминание о весне возбуждает мысль и уносит ее далеко-далеко. По одному краю площадки тянется ряд возов. На возах не сено, не капуста, не бобы, а щеглы, чижи, красавки, жаворонки, черные и серые дрозды, синицы, снегири. Всё это прыгает в плохих, самоделковых клетках поглядывает с завистью на свободных воробьев и щебечет Щеглы по пятаку, чижи подороже, остальная же птица имеет самую неопределенную ценность".

Роман-трилогия "Лето Господне: Праздники. Радости. Скорби" – самое значительное произведение Ивана Сергеевича Шмелёва, в котором он воссоздал свою Россию, страстно любимую и в силу жизненных обстоятельств навсегда утраченную.
 
35ББК: 84(2)6, авторский знак: Ш-72 
Автор: Иван Шмелев
Лето Господне: Праздники : роман-трилогия / И.Шмелев ; Читает В.Герасимов
Публикация: М. : Ардис, 2007 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 7 час. 17 мин.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
36ББК: 84(2)6, авторский знак: Ш-72
Автор: Иван Шмелев
Лето Господне: Радости : роман-трилогия / И.Шмелев ; Читает В.Герасимов
Публикация: М. : Ардис, 2007 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 8 час. 27 мин.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
37ББК: 84(2)6, авторский знак: Ш-72
Автор: Иван Шмелев
Лето Господне: Скорби : роман-трилогия / И.Шмелев ; Читает В.Герасимов
Публикация: М. : Ардис, 2007 Физическая характеристика: 1 электрон. опт. диск (CD-DA) : 4 час. 30 мин.
 
 

Отрывок из романа И. С. Шмелева "Лето Господне". Часть третья
"…Утром отец встал здоровый, хотел даже соловьев купать, но мы ему не дали, а то опять голова закружится. Он на нас посерчал — «много вас, докторов, закиснешь с вами!» — а все-таки покорился. А через день, слышим, вдруг из сеней кричит — «оседлать Кавказку!» на стройки ехать. А тут как раз Клин, — и не дозволил, а то и лечить не станет. Отец даже обиделся на него:
— И воздухом подышать не позволяете? да я закисну… я привык при делах, куча у меня делов!
А Клин и говорит:
— Немножко спокою, а дела не уйдут. Можете по……… на коляске, прогуляйте на один — на другой часик. Только нельзя трясти, ваши мозги не вошли в спокойствие от сотрясения.
Снял с головы обвязку, совсем зажило.
— Если еще две недельки не будет кружиться в голове, можно и дела.
А гости опять стали донимать, с выздоровлением поздравлять. Отец уж сердиться стал, — «у меня от их трескотни опять голова кружится!» — и велел собираться всем на Воробьевку, воздухом подышать, чайку попить у Крынкина, — от него с высоты всю Москву видать.
— Угощу вас клубникой паровой, «крынкинской», а оттуда и в Нескушный заедем, давно не был. Покажу вам одно местечко, любимое мое, а потом у чайниц чайку попьем и закусим… гулять — так гулять!
Послали к Егорову взять по записке, чего для гулянья полагается: сырку, колбасы с языком, балычку, икорки, свежих огурчиков, мармеладцу, лимончика… Сварили два десятка яиц вкрутую, да у чайниц возьмем печеных, — хорошо на воздухе печеное яичко съесть, буренькое совсем.
С папашенькой на гулянье, такая радость! В кои-то веки с ним, а то он все по делам, по рощам… А тут, все вместе, на двух пролетках, и Горкин с нами, — отец без него теперь не может. Все одеваются по-майски, я — в русской парусиновой рубашке, в елочках-петушках. Беру с собой кнутик со свисточком, всю дорогу буду свистеть, пока не надоем.
У Крынкина встречают нас парадно: сам Крынкин и все половые-молодчики. Он ведет вас на чистую половину, на гадларейку, у самого обрыва, на высоте, откуда — вся-то Москва, как на ладоньке. Огромный Крынкин стал еще громчей, чем в прошедшем году, когда мы с Горкиным ездили за березками под Троицу и заезжали сюда на Москву смотреть.
— Господи, осветили, Сергей Иванович!.. А уж мы-то как горевала, узнамши-то!.. Да ка-ак же так?!. да с кем же нам жить-то будет, ежели такой человек — и досмерти разбимшись?!.. — кричит Крынкин, всплескивая, как в ужасе, руками, огромными, как оглобли. — Да, ведь, нонеча правильные-то люди… днем с огнем не найтить!. Уж так возрадовались… Василь-Василич намеднись завернул, кричит: «выправился наш Сергей Иваныч, со студеной окачки восстановился!» Мы с ним сейчас махоньку мушку и раздавили, за Сергей Иваныча, быть здоровым! Да как же не выпить-то-с, а?! да к чему уж тогда вся эта канитель-мура, суета-то вся эта самая-с, ежели такой человек — и!.. Да рази когда может Крынкин забыть, как вы его из низкого праха подняли-укрепили?!. Весь мой «крынкинский рай» заново перетряхнул на ваш кредитец, могу теперь и самого хозяина Матушки-Москвы нашей, его высокопревосходительство генерала и губернатора князя Владимира Андреевича Долгорукова принять-с. Я им так и доложил-с: «Ваше Сиятельство! ежели б да не Сергей Иваныч!..» Да что тут толковать-с, извольте на Москву-Матушку полюбоваться!
Мы смотрим на Москву и в распахнутые окна галдарейки, и через разноцветные стекла — голубые, пунцовые, золотые… — золотая Москва всех лучше.
Москва в туманце, и в нем золотые искры крестов и куполов. Отец смотрит на родную свою Москву, долго смотрит… В широкие окна веет душистой свежестью, Москва-рекой, раздольем далей. Говорят, — сиренью это, свербикой горьковатой, чем-то еще, привольным".
    Яндекс.Метрика